Истории

Судебные споры. Дело об адвокате, хлопающем девушек по заду

Когда Тед увидел Сюзи в кафе около университета, он схватил её за задницу и ущипнул. "Но я же только хотел сделать комплимент", - говорил он впоследствии. Как адвокат он должен был знать, что делать подобные "комплименты" следует более осмотрительно. Вскоре Тед обнаружил в своём почтовом ящике повестку в суд.
Этот "щипок любви", по словам адвоката Сюзи, повредил ей кожу на ягодицах и вызвал "острую боль". Сюзи пришлось даже не ходить некоторое время на занятия, поскольку в течение трёх дней она не могла сидеть. Тед признал, что сам щипок действительно имел место, но по-прежнему настаивал на том, что не имел намерения причинить девушке вреда. К тому же он уже опробовал такой «метод» на двух других женщинах на дружеских вечерниках, но ни одна из них не привлекла его за это к суду. В этот раз, как бы то ни было, «жертва» нанесла ответный удар. В то время как Тед и его адвокат были уверены, что Сюзи причитается не больше $9, потраченных на медицинское обследование, ей присудили 27.500 в качестве компенсации.                                        (Из книги К.Р.Хобби «Самые бестолковые тяжбы в мире).

Искусство вести переговоры

На шестой день Остапу удалось свести знакомство с монтером Мечниковым, заведующим
гидропрессом. К этому времени Мечников, из-за отсутствия денег каждодневно
опохмелявшийся нарзаном из источника, пришел в ужасное состояние и, по наблюдению
Остапа, продавал на рынке кое-какие предметы из театрального реквизита. Окончательная договоренность была достигнута на утреннем возлиянии у источника. Монтер Мечников называл Остапа дусей и соглашался.
- Можно, - говорил он, - это всегда можно, дуся. С нашим удовольствием, дуся. Остап
сразу же понял, что монтер великий дока. Договаривающиеся стороны заглядывали друг
другу в глаза, обнимались, хлопали по спинам и вежливо смеялись.
- Ну, - сказал Остап, - за все дело десятку!
- Дуся! - удивился монтер. - Вы меня озлобляете. Я человек, измученный нарзаном.
- Сколько же вы хотите?
- Положите полста. Ведь имущество-то казенное. Я человек измученный.
- Хорошо. Берите двадцать! Согласны? Ну, по глазам вижу, что согласны.
- Согласие есть продукт при полном непротивлении сторон.
- Хорошо излагает, собака, -- шепнул Остап на ухо Ипполиту Матвеевичу, -- учитесь.
- Когда же вы стулья принесете?
- Стулья против денег.
- Это можно, - сказал Остап, не думая.
- Деньги вперед, - заявил монтер, - утром - деньги, вечером - стулья или вечером
деньги, а на другой день утром - стулья.
- А может быть, сегодня - стулья, а завтра - деньги? - пытал Остап.
- Я же, дуся, человек измученный. Такие условия душа не принимает.
- Но ведь я, - сказал Остап, - только завтра получу деньги по телеграфу.
- Тогда и разговаривать будем, - заключил упрямый монтер,- а пока, дуся, счастливо
оставаться у источника, а я пошел: у меня с прессом работы много. Симбиевич за глотку
берет. Сил не хватает. А одним нарзаном разве проживешь?
И Мечников, великолепно освещенный солнцем, удалился.
(Ильф и Петров "12 стульев")

Поделиться:


Возврат к списку